Адептус Кустодес

«Эти мужи — мои телохранители, которые жертвуют своими жизнями, чтобы обеспечить мою физическую безопасность. Их верность мне не следует ни оспаривать, ни подвергать сомнениям. Я, и только я, имею право судить их. Они не будут состоять на службе ни у одного начальника, кроме меня; в битве у них не будет иного командира, кроме меня. Никто не смеет удалять их от меня. Никто не смеет препятствовать им в исполнении миссий. Таков мой указ!»

Император.

Адептус Кустодес — личная гвардия Императора, десять тысяч лет стоящая на страже подле Повелителя Человечества и защищающая врата Его дворца. Но пришла пора обнажить клинки Императора. Десять Тысяч устремились к звёздам в количествах, невиданных со времён Великого Крестового похода, и горе тем, кто им противостоит.

В Империуме нет воинов более грозных, чем кустодии. Из младенцев биохимия сделала их превосходными воинами, полководцами и стражами, воплощённой смертью для тех, кто бросает вызов воле Императора.

Все кустодии великолепно натренированы, обладают стратегическим и тактическим гением, а их инстинкты и умение сражаться почти сверхъестественны. Они превосходят космических десантников Императора настолько же, насколько те в свою очередь превосходят обычных солдат Империума, а их сила и воля не знают себе равных. Однако если воины Адептус Астартес действуют как единое целое в составе отделений, то кустодии сражаются по отдельности. Каждый из них несёт оружие, сделанное специально для него, и облачён в хитроумные доспехи, подогнанные по его меркам. Единственный кустодий, соответствующим образом оснащённый, способен потягаться с дюжиной опытных солдат. А множество подобных воинов может разгромить во много раз превосходящую по числу армию.

Там, где в бой врываются блистающие золотом щитовые роты Адептус Кустодес, враги Императора исчезают подобно дымке на ветру. Словно ожившая легенда сражаются они, и с помощью всего своего арсенала устройств кустодии могут добиться невозможного. Под молниеносными ударами клина вертус-преторов вражеские военные машины превращаются в обломки, а ораторы-еретики и ревущие чудовища принимают смерть от клинков терминаторов-алларусов.

Слишком поздно противник осознаёт неотвратимость поражения. К этому моменту преторианцы Императора убивают полководцев врага, обращают в пыль его технику и прорубают путь к самому сердцу его боевых порядков. Ему остаётся лишь бежать в страхе, и даже в этом случае его смерть почти неминуема. Ибо такова судьба тех, кто осмеливается идти против воли Императора.

И хотя даже малый отряд кустодиев может уничтожить вражескую армию в кровавом вихре клинков, их настоящее предназначение — не завоевания, но защита. Кустодии — личная гвардия Императора, его Десять Тысяч, и с незапамятных времён их целью была защита повелителя.


История

«Мы — бесконечное бдение. Мы — неограниченный долг. Мы — неотвратимое наказание. Мы — Адептус Кустодес, и все должны бояться нашего гнева».

Давным-давно, в самый тёмный час Долгой Ночи Император явил себя на Терре. В те времена колыбель человечества была ужасным местом, где армии недолюдей и тиранов сражались под дудку ужасных, но низменных сущностей. Уцелевшие записи о той жестокой эпохе ныне заперты в глубочайших хранилищах Императорского Дворца, но даже если бы и нашёлся храбрец, что прочёл эти древние хроники, то он обнаружил бы, что даже в самых ранних источниках, описывающих действия Императора, его сопровождали высокие и могучие воины в шлемах с плюмажем и с блестящими золотом копьями. Всегда, начиная с ужасов Объединительных войн, обречённого восстания Громовых Воинов и основания Империума, Адептус Кустодес были клинками Императора. Говорят даже, что в истории людей нет ничего великолепнее, чем зрелище идущего на войну Повелителя Человечества во главе Золотого Легиона.

За последующие несчётные годы воины Легио Кустодес (как их тогда называли) покрыли себя славой. Ведомые несравненным Константином Вальдором, они были неостановимы, и даже во время гражданской войны Ереси Гора они были непоколебимы и абсолютно верны, и их чествовали по всему Империуму как величайших воинов Императора. Но в кульминационный момент этой величайшей войны кустодии познали поражение. В тот момент, когда магистр войны Гор поверг Императора, Адептус Кустодес потерпели неудачу. С тех пор и тысячи лет спустя они несут печать стыда и бесчестья.

После Ереси Легио Кустодес стал Адептус Кустодес. Никогда больше не сражаться им подле своего повелителя, ведь теперь Император заперт в изувеченном теле, а его мощь поддерживается устройствами Золотого Трона. Ныне их задачей является защита любой ценой того, что осталось от тела возлюбленного Императора. Они облачились в чёрный траур в знак своего позора, цвет, что будут носить тысячелетиями.

Тысячи лет Адептус Кустодес несли свою стражу. Благодаря использованному при их создании выдающемуся генетическому мастерству эти воины не стареют подобно простым людям, и вечную жизнь их могут прервать только тяжелейшие увечья. Возраст многих кустодиев превышает тысячу лет, и у них есть целая вечность на оттачивание мастерства, образование, охватывающее все науки и дисциплины, и совершенствование тактик, дабы быть готовыми к любым возможным событиям.

Во время ритуалов, называемых Кровавыми играми, Адептус Кустодес непрерывно испытывают оборону Терры, тайно отправляя своих воинов проверять все возможные направления атаки и пытаться проникнуть за стены и врата, защищающие Золотой Трон. В то же время для совершенствования своих тактик кустодии используют запутанные мысленные эксперименты, многовековые стратегические расчёты и симулируемые конфликты в ожидании момента, когда они вновь будут сражаться во владениях Императора. И теперь, после пробуждения примарха Ультрадесанта Робаута Гиллимана, его восстановления в звании лорда-командующего Империума и открытия Великого Разлома, этот момент настал.

По всей Галактике варп-шторма исторгают предателей-хаосопоклонников и ревущие орды демонов. Враги нападают даже на систему Сол, находясь на расстоянии удара от самой святой Терры. Становится всё очевидней то, что Адептус Кустодес более не могут молча взирать со стен Императорского Дворца на то, как горит вокруг них остальной Империум, и пламя всё ближе подбирается к ним. Угроза Золотому Трону столь велика и широка, что по ней нужно нанести упреждающий удар, пока она не проявила себя целиком.

Ныне кустодии, оставив на тронном мире гарнизон для защиты своего повелителя, отправили к звёздам десятки щитовых рот, готовых дать бой тем, кто вновь желает испытать их верность долгу. Врагам они несут отточенную десятью тысячелетиями подготовки ярость самого Императора.

Конечно же это не единственная война со времён Ереси Гора, в которой кустодии принимали участие. Если бы человечество узнало о тайных операциях, предпринимаемых стражами Императора на Терре и за её пределами, оно бы ужаснулось. Кустодии оттеснили несущих смерть обитателей защищённых рунами хранилищ под Гималайским хребтом, отправлялись в кипящие от ужасов подпространства, искореняли культы, угнездившиеся в бесконечных туннелях под Мануфактора Мерикум, и убивали последователей ультрарадикальных инквизиторов, верящих, что вознесение Императора возможно только через его смерть. Эти битвы бушуют и сейчас, когда Десять Тысяч устремились покарать предателей и еретиков, где бы они ни были. Как и весь Империум, Адептус Кустодес сражаются на множество фронтов.


Создание

Мы — это долг, что превыше всего. Мы — это постоянное бдение. Мы — это немеркнущая честь, добровольное самопожертвование, вечное покаяние. Мы — бессменные стражи, с радостью несущие свою ношу, ведь мы храним того, кто дал нам жизнь и чью жизнь мы должны защищать. Мы никогда не заслужим прощения, но глупы те, кто верит, что мы отступим.

                   — Щит-капитан Тибалус Максин

Процесс, в ходе которого создаются воины Адептус Кустодес, придуман самим Императором. И после десяти тысячелетий каждая его деталь столь же секретна и неизменна, как и во времена Великого Крестового похода.

Истинны слова о том, что космические десантники являются сыновьями примархов. Но воины Адептус Кустодес происходят от самого Императора. Они пропитаны Его мощью, а его благословения столь сильны, что способны защитить кустодиев как от физических, так и от сверхъестественных ранений. Величие Повелителя Человечества струится в их жилах, горит в их глазах и наполняет воздух вокруг них настолько, что все верные воины вокруг инстинктивно начинают уважать их и бояться.

Во все времена процесс, благодаря которому на свет являются столь выдающиеся индивидуумы, был известен только ближайшему окружению Императора, а претворяют его в жизнь самые опытные хирургеоны и биоалхимики Терры, чьи отделанные золотом лаборатории спрятаны от глаз масс людских. Адептус Кустодес верны одному лишь Императору, и никто другой не вправе ими командовать, а тайна их создания держится в секрете ото всех, ибо даже Верховные Лорды Терры не вправе узнать её.

Известно, что все кустодии пришли в этот мир отпрысками благородных домов Терры, ибо отдать своего ребёнка на исполнение самого славного долга, какой только есть в Империуме, крайне почётно, и ради этого многие благородные семьи аристократии Терры с радостью отказывались от почти целых поколений своих детей.

Мальчиков забирают из их семей в ещё детстве, ведь чем раньше начнётся генетическое преображение в воина Адептус Кустодес, чем больше шансы на его успех. И когда происходит подобный отъём, огромные массы народа высыпают на аллею Жертвы за вратами Предков и неистово рукоплещут и возносят молитвы проходящему мимо высшему обществу Терры, купающемуся в людском обожании даже при отправке своего отпрыска на попечение Императора.

Несмотря на выдающееся долголетие, причина, по которой Адептус Кустодес никогда не насчитывали более десяти тысяч воинов, проста. Дело в том, что на одного успешно прошедшего процесс кандидата приходятся тысячи претендентов. Если сравнивать между собой процессы создания космодесантника и кустодия, то первому вживляют геносемя и дополнительные органы, перековывая его в живое оружие. Но таинственная биоалхимия, вызывающая превращение в кустодия, действует куда как на более глубоком уровне, преображая клетки и, возможно, даже душу новобранца.

Процесс преобразования выходит за рамки физического и умственного уровня. Вступающие в ряды Адептус Кустодес проходят через ментальную индиктринацию, их психику перестраивают с нуля, а ментальную твёрдость укрепляют словно сам Императорский Дворец перед нападением Гора до тех пор, пока она не становится абсолютной или разум, не выдержав испытания, не рухнет.

Каждый инициат выдерживает тысячи часов подобной психоиндоктринации и мнемообратотки. Полнота вбитых в их головы знаний абсолютна, а скорость самого процесса способна свести с ума, ведь они должны не только всесторонне изучить военное ремесло, все способы устранения и убийства, ведения контрразведки и выискивания угроз, какие только известны человечеству, но и обучиться другим, тайным наукам. Им предстоит познать в совершенстве дипломатию, теорию государства, космическую навигацию и астрографию, историю, философию и теософию, изобразительные искусства и множество других вещей.

Большая часть столь широкого образования, ставшего скорее полезной традицией, лежит корнями во временах, когда кустодии были не только защитниками, но и советниками и собеседниками Императора. Такой объем информации не только отсеивает тех, чья психика недостаточно надёжна, но и служит залогом того, что Адептус Кустодес — единственные из всех в эту тёмную эру ужасов — хранят просвещение, столь обыденное некогда во времена Великого Крестового похода.

Ничто не утаивается от Адептус Кустодес, ведь для исполнения долга им нужна вся правда об ужасах, что стремятся покорить Галактику. Подобные откровения разрушают разум и отбраковывают кандидатов, не обладающих достаточной ментальной твёрдостью для выполнения задачи. Оставшиеся же не только постигают подоплёку войн во владениях Императора, но и узнают, почему подобные истины не должны выйти наружу.

За пределами Императорского Дворца никто не знает, как долго длится процесс создания кустодиев. Все выжившие становятся величественными преторианцами, чьи тела и разумы настолько изменены, что сама личность внутри них становится другой. Они берут себе имена из древних текстов, заимствуя их у героев, чудовищ и богов мифологии древней Терры. Подобная практика не просто приемлема, но и подходит благородным домам Терры, которые могут (и будут!) утверждать, что член именно их семьи выжил и стал кустодием, и никто не оспорит их слов.

Хоть разумы кустодиев и защищены от воздействия колдунов и псайкеров, сами они никогда не проявляют подобных способностей. Император стремился не создавать бреши в обороне своей стражи, ведь псайкеры, живое оружие на поле боя, также и опасны. Сущности варпа способны вторгнуться в разумы псайкеров, и такая возможность слишком опасна для Адептус Кустодес.

Одарённые природой личности, что выжили и вступили в золотые ряды, сразу же пользуются уважением товарищей. Среди Адептус Кустодес нет новобранцев, а лишь достойные мужи, что осознают всю ответственность, даруемую такой силой и властью.

В имени кустодия скрыт список его славных деяний. Все они начинают с одного преномена, но с каждым совершённым подвигом кустодий получает новое, отражающее поступок имя. Некогда имена даровались самим Императором, но ныне подобную честь своим товарищам оказывает капитан-генерал или, прямо на поле боя, щит-капитан. Служащие уже несколько столетий кустодии обычно имеют десятки имён, записанных на пластинах их доспеха или, нанесённых на кости при помощи микроскопической гравировки. Вместе с именем каждый вступивший в ряды Адептус Кустодес получает доспехи и оружие. В отделанных золотом башнях Терры живут целые династии исключительно искусных мастеров, чьим занятием является изготовление аурамитовых доспехов и идеального оружия для каждого нового кустодия. Некоторые из этих родов, как например клан Галбримнир или клан Гекстакстис, известны своими военными мастерскими, а их аугметически улучшенные бароны-ремесленники — чудесными вещами, что некогда создали.

Адептус Кустодес также имеют в своём распоряжении несравненную палитру технологий, большая часть которых насчитывает тысячи лет. Образцы обтекаемых гравициклов «Рассветный орёл» вертус-преторов, великолепных терминаторских доспехов модели «Алларус» и заставших битвы Великого Крестового похода «Лэнд Рейдеров» и почтенных дредноутов воплощают несомненное превосходство техники Адептус Кустодес. Военные машины Адептус Кустодес никогда не подведут, ведь их вручную изготовили самые опытные мастера Империума и обслуживают по самым высоким стандартам, какие только можно представить. Как воины, защищающие Золотой Трон, должны не ведать ни страха, ни упрёка, так и их оснащение должно соответствовать выполняемому ими долгу.

Превосходное вооружение, бесконечные тренировки, многолетние симуляции и ведомые в тенях системы Сол и за её пределами войны во имя Императора гарантируют, что Десять Тысяч — лучшие войска во всём Империуме.


Обучение 

«Редко, когда в битве кустодианцы Императора превышают числом противника. Мы со всех сторон окружены ересью и мерзостью как сама Терра. Но как и Тронный мир мы стоим твёрдо, неутомимо, непоколебимо. Пусть враг приходит, пусть он затмит горизонт своими полчищами. Мы всё равно победим»
— Allarus Custodian Харкар Бастарис

Несмотря на то, что Кустодес были первыми генетически улучшенными воинами, которых создал Император , они никогда не предназначались для того, чтобы быть частью нападающей армии, роль которой должны были исполнять армии Астартес. Это оказало свое влияние на их мышление и обучение.

Хотя Кустодианцы обладают генетическим родством и чувствуют его во время обучения, среди них нет такого же духа братства, как между Астартес, и они не способны действовать как единое целое. Каждый Кустодианец сам следит за своим оружием и экипировкой, не нуждаясь в чьих-либо проверках.

Подготовка Кустодес также отличается от подготовки Астартес, так как они — телохранители, а не солдаты. Благодаря проводимым среди них Кровавым Играм, Кустодианцы тренируются в искусстве убийства, пытаясь скрытно проникнуть во Дворец Императора. Таким образом, Кустодес познают бреши в системе охраны Императора и закрывают их. Почти всегда один или несколько Кустодес отсутствуют на службе, проходя Кровавые Игры. Именно таким образом Адептус Кустодес сохраняют свою неизменную бдительность.

Помимо этого Кустодес также хорошо разбираются в политической обстановке Терры и бывали случаи, когда Кустодес действовали вне рамок Имперского закона, чтобы проникать во влиятельные Дома Аристократии и иметь возможность расследовать любые возможные угрозы (роль, которую никогда не потребуют выполнять Астартес).

Такая особенность мышления Кустодес полезна, так как позволяет Капитану-Генералу проводить много времени среди Высших Лордов Терры и участвовать в политической деятельности различных имперских организаций, оставаясь при этом могущественным воином.

Очи Императора

Даже функционально бессмертным воинам Адептус Кустодес ведома усталость. Кто-то теряет конечности, получает искусственные глаза или аугметические органы, и эти травмы отдаляют физическое совершенство и снижают способность выполнять долг. Другие же замечают, что их мозговой потенциал тает, и осознают, что их скорость реакции и острота чувств уже далеко не так хороши, как когда-то. Для всех других воинов малейшее замедление скорости нанесения или блокирования ударов считается приемлемым. Но для кустодия это служит знаком: его стража окончена.

Если кустодий считает, что больше не может выполнять свой долг, то он оставляет своё оснащение в Зале Оружия и, облачившись в чёрное, растворяется в пустоте Галактики. Однако и после этого благородные изгнанники служат Трону, наблюдая за всем вокруг, где бы они не оказались. Кто-то работает в одиночку, становясь неясным силуэтом в тенях царства Императора. Другие же создают сеть агентов и осведомителей, используя устрашение и угрозы там, где недостаточно одних верности и чести.

И стоит им только усмотреть возможность возникновения малейшей угрозы Терре и Императору, они задействуют секретные каналы и предупреждают генерал-капитана. Это позволяет силам реагирования Адептус Кустодес, предупреждённым Очами Императора, проводить упреждающие карательные операции по всему Империуму.


Вооружение

До Ереси Хоруса стража носила красные церемониальные одежды, но после того они оставили свои доспехи и приняли траур, чтобы почтить Императора, заточенного в Золотой Трон. Однако, недавние конверсии, выставленные сотрудниками на официальном сайте Games Workshop, показывают Кустодес в золотой броне. Эти воины носят символ молнии (личный знак Императора, как и Имперский Орел), аквилы и рыцарские кресты. О вооружении и способностях столь засекреченной организации известно немного, но визуальные источники (например диорама Императорского Трона в Книге Правил третьей редакции) дают представление о богато украшенных доспехах.

Кустодианцы обычно вооружены Копьем Стража, которое еще в дни до Ереси было комбинацией силовой алебарды и болтера. Иногда вместо болтера используется лазерное оружие. На поясе обычно закреплен гладиус, и известно, что у Кустодес есть доступ к оружейной любого из орденов космодесанта. На более поздних изображениях, Кустодианцы изображены с силовой алебардой и штурмовым болтером, как Серые Рыцари.


Эмиссары Императус — герольды Золотого Трона

«Каким бы оружием мы ни владели, какие бы поступки ни совершали, всё оправдано. Без нас падёт Золотой трон, и без Императора человечество последует за ним»
— Allarus Custodian Ганест Талорн.

Во времена Великого Крестового похода Император часто доверял своим кустодиям важнейшие послания или артефакты. Они выполняют эту роль и поныне, говоря от лица самого Императора.

Хотя Император и прикован к Золотому Трону, среди Десяти Тысяч есть те, кто утверждает, что слышат Его голос во время медитаций, и что их направляет Его рука. Их товарищи не считают это божественным вмешательством, ведь Кустодес никогда не видели в Императоре бога, но усматривают в этом работу его неукротимой воли, исходящей из искалеченного тела и направляющей его преторианцев как в те времена, когда Император мог ходить среди них.

Те, кто острее всего ощущают направляющую волю Императора, становятся эмиссарами Императус. Они объединяются в группы и толкуют наставления Императора в обсуждениях и медитации. С молчаливого одобрения капитана-генерала они несут слова Императора командирам по всему Импермуму, которым они предназначены, или изредка извлекают древние устройства из хранилищ Дворца и вручают достойным чемпионам. Их слова направляют целые крестовые походы, и благодаря им многие угрозы были отражены, а драгоценные древние устройства были найдены.

Тысячи лет эмиссары Императус были редкими гостями на просторах Галактики. Но с возвращением Робаута Гилимана и началом крестового похода Индомитус их активность значительно увеличилась. Когда же примарх объявил о намерении открыть секреты создания космодесантников-примарис верным орденам Космического Десанта, эта идея встретила сопротивление со стороны Адептус Кустодес, боявшихся усиления тех, кто однажды снова мог восстать против Императора. Но несколько десятков эмиссаров Императус примирили обе стороны, заявив, что такова воля Императора. Они присоединились к крестовому походу Гиллимана, а многие из них стали вертус-преторами для скорейшей доставки сообщений о подкреплениях сражающимся космодесантникам. Также из-за Адептус Кустодес даже самые самобытные ордена приняли воинов-примарис в свои ряды. Ведь никто не отринет дар, идущий от самого Императора.


Солярная стража Адептус Кустодес — защитники священных миров

«Владения Императора — гниющие руины перенаселённых миров, утопающих в собственном невежестве и страхе. Это полуразрушенное гетто, горящее из конца в конец пламенем войны. Они не заслуживают Императора. Они не заслуживают нас. Но ничто из этого не отменяет того факта, что наш долг должен быть выполнен…»
— кустодианец Тельхор.

Система Сол — одна из самых укреплённых среди звёздных владений человечества. Для Адептус Кустодес её миры, звёздные крепости и космические маршруты являются продолжением дворца из повелителя, которому требуется соответствующая охрана.

Люди содержат тысячи крепостей в системе Сол — от гигантских орбитальных укреплений Луны до облачных шпилей Юпитера и расположенных на окраине системы звёздных фортов. Они ощетинились миллионами орудий, угрожающе смотрящими в бездну космоса и готовыми уничтожить глупцов, посмевших посягнуть на столицу человечества. Целые флоты кораблей Империума, ищущие малейшие признаки врага, рыщут вдоль космических маршрутов. Но, пожалуй, самой грозной из всех мер внешней защиты Терры являются кустодии Солярной стражи.

Солярные стражи в составе нескольких щитовых рот разной силы поклялись нести дозор на внешних укреплениях тронного мира. Они считают себя первой настоящей линией обороны Имперского Дворца и верят, что их долг — недопустить проникновения угрозы извне на Терру. Поэтому они вечно бдительны и постоянно патрулируют маршруты между мирами и пустотными станциями системы Сол.

Так как обычно Солярная стража передвигается на кораблях Флота и внутрисистемных торговых судах, она имеет в своём распоряжении внушительное число почтенных «Лэнд Рейдеров», и способна выставить почти полностью (если не целиком) механизированное войско, что позволяет стражам быстро отвечать на потенциальные угрозы. И хотя среди таких угроз есть очень необычные, Солярная стража всегда готова положить конец культам демонопоклонников, инквизиторским переворотам и вторжениям коварных ксеносов на все миры, кроме Марса. Несмотря на то, что власть стражей номинально распространяется на Красную планету, Адептус Кустодес достаточно благоразумны для того, чтобы поддерживать дружеские отношения со слугами Омниссии, и поэтому высаживаются на этот мир довольно редко, предоставляя Культу Механикус самим разбираться со своими внутренними проблемами.


Генерал-капитан Траян Валорис

Верховный кустодий, первый из Десяти Тысяч

«Вспомните, за что мы сражаемся, друзья мои. Неприкосновенность и безопасность самого Золотого трона, безопасность самого Повелителя человечества зависят от нашей победы сегодня. А теперь поднимите копья, укрепите разум и душу, и мы изгоним этих отвратительных демонов, чтобы вновь сказать, что мы выполнили свой долг»

Капитан-генерал Трайанн Валорис перед битвой за Львиные врата.

В Империуме одной из самых могущественных должностей является звание генерал-капитана. К нему прилагается полная ответственность за всю оборону системы Сол, Терры, Императорского Дворца и, что самое важное, Золотого Трона и самого Императора. Генерал-капитан руководит кустодиями и, как уже не раз бывало в имперской истории, вхож в ряды Верховных лордов Терры. Кроме того он командует величайшими военными кампаниями Десяти Тысяч и должен проявлять такую же воинскую доблесть, как и примархи старины.

За тысячелетия со времён Великого Крестового похода сменилось лишь семнадцать носителей этого звания. Большинство погибло в боях как на святой земле Терры, так и ведя войны среди звёзд. Несколько стали Очами Императора, а трое (включая Константина Вальдора) просто-напросто исчезли, а их пропажа окутана тайной даже для их собратьев.

Ныне на посту генерал-капитана находится Траян Валорис. Многие утверждают, что он — величайший воин из носивших это звание со времён, когда Император шагал средь звёзд. За первые десять лет своей службы Валорис участвовал даже не в одной, а в двух успешных Кровавых играх, и этот рекорд не побит и поныне. Благодаря выдающемуся пониманию боевой стратегии и природной агрессивности он заработал себе место среди кустодиев-алларусов. Здесь он заслужил множество имён за свои деяния, среди которых уничтожение космического скитальца «Скорбная сирена», сокрушение культа генокрадов «Скорченная тень Императора» и ведение за собой упреждающего удара по Вааагх! Крушащего Кулака.

Если у Валориса и есть слабые места, так это нежелание стоять и ждать, когда враг придёт к нему. Он выдержал всего 22 года среди Соратников, а затем его жажда более активных действий заставила его перевестись. Вскоре после этого он был возведён в сан генерал-капитана, и провёл несколько веков в вылазках против внезапных угроз в системе Сол и за её пределами. Валорис получил известность за свою тактику наблюдать за врагом, просчитывать его действия, а затем наносить внезапный сокрушительный удар. Он создал сеть агентов и осведомителей по всему сегментуму Солар и в остальной части Империума. Сам Валорис осознаёт свою склонность к агрессивным действиям и постоянно предпринимает шаги к её усмирению всесторонним предвидением. Поэтому его удары всегда попадают точно в цель, и ни один из его братьев не поплатился за его опрометчивые приказы.

Когда генерал-капитан Андрос Лонседдр пал в сражении при Чёрном Костре, Валорис стал его преемником и, как велят традиции, облачился в доспехи и взял оружие своего бывшего повелителя. Эти мастерски сделанные артефакты были созданы после исчезновения Константина Вальдора и вручались каждому следующему генерал-капитану после него. Первый из них — топор Хранителя — представляет собой насаженное на древко массивное лезвие, потрескивающее золотыми молниями и способное за раз разрубить саркофаг хелбрута Хаоса. В древко топора вмонтировано мастерски сделанное болтерное оружие, «Клекот орла», с высокой скоростью выпускающее пробивные болты с адамантиевым наконечником.

Второй из великих реликвий является набор искусно сделанных силовых доспехов, известных как латы Смотрителя, включающих геральдический щиток, аурамитовый нимб и великолепный плащ с адамантиевым вплетением, гибкий как ткань, но не пробиваемый ни клинками, ни снарядами. На поясе генерал-капитана также можно увидеть таинственную временную ловушку, артефакт Тёмной Эры Технологий из хранилищ под Императорским Дворцом, дающую Валорису возможность заключать в неё толику энергии времени и распоряжаться ею по своему усмотрению, получая лишние доли секунды или замедляя локальные потоки времени настолько, чтобы одержать победу в отчаянном бою.

Траян Валорис показал себя деятельным и эффективным генерал-капитаном. При его командовании количество Кровавых Игр удесятерилось, усилилась защита стабильных варп-переходов в систему Сол, а долго скрывавшиеся культы в терранских подульях были вычищены. Лишь малая часть всего способна скрыться от глаз его постоянно растущей шпионской сети, а его скрытые удары сломили десятки угроз Золотому Трону. Именно Валорис загодя предвидел возвращение Гиллимана и открытие Великого Разлома и заложил основы для адаптации Адептус Кустодес к условия нового Империума. Некоторые шепчутся, что, возможно, совершить такое ему удалось с помощью малопонятных сил временной ловушки. Но вне зависимости от этого, многие достоинства генерал-капитана сделали его идеальным руководителем в нынешнюю эпоху небывалых угроз.

«Чем жарче кузня, тем лучше получится меч, по крайней мере так говорят. Кузница войны, в который мы оказались, пылает жарче, чем всё, с чем сталкивался Империум за последние десять тысяч лет. Мы из Адептус Кустодес были созданы, чтобы превозмогать это пламя. Они не станут нашим концом. Вместо этого мы будем заточены в самое острое лезвие, чтобы мы смогли стать погибелью для самых мерзких еретиков»
— капитан-генерал Трайанн Валорис.

Несколько фактов

-Нынешний капитан-генерал Адептус Кустодес Трайанн Валорис дважды успешно проходил Кровавые игры.

-Адептус Кустодес пополняют свои ряды кандидатами из благородных семей Терры. Никто из этих семей не знает, станет ли отданный ими младенец в будущем кустодианцем, но они любят хвастаться этим.

-Кустодианцы, которые сдают своё оружие и броню, уходят в Империум, где становятся Глазами Императора — шпионами, поддерживающими контакт с Террой и Адептус Кустодес.

-Нет никаких записей о том, что случилось с Константином Вальдором.

-Кустодес до сих пор винят себя за то, что не смогли защитить Императора во время Ереси Хоруса. Они не сильно доверяют космодесантникам после предательства Хоруса и половины легионов Адептус Астартес.

-Адептус Кустодес обладают абсолютной властью (считай власть самого Императора), но в отличие от самых высокопоставленных чинов и инквизиторов они ею не злоупотребляют.

-Адептус Кустодес следуют за Робаутом Жиллиманом, так как он является гением и во многом превосходит их. Вернись какие-нибудь другие примархи, типа Русса или Хана, кустодианцы отнеслись бы к ним не так, они бы не стали доверять их приказам и следовать им.

-У Адептус Кустодес сохранились технологии для создания новых кустодианцев, но новые получаются хуже оригинальных, созданных Императором.

 

перевод из кодекса Адептус Кустодес 8 редакции, сайт dawnofwar.org.ru

 

Решающая битва

.. Император велел своим верным примархам ждать во дворце его возвращения с боевой баржи Хоруса. Дорн и Сангвиний этого не одобрили. Возможно, в первый и последний раз они отказались подчиниться приказу своего господина.

Первым заговорил Сангвиний.

— Милорд, я не буду здесь сидеть, сложа руки, пока вы подвергаетесь опасности на корабле Хоруса. Хотя я ослабел после битвы с великим демоном, у меня все еще достаточно сил, чтобы помочь вам. Мой меч будет на вашей стороне.

Дорн был таким же непреклонным.

— Чего бы мы здесь ни достигли, это окажется бесполезным, если вы погибнете. Я просто не позволю вам сделать это в одиночку. Предатель коварен, и вы должны получить всю защиту, которую мы можем предложить. На тот случай, если у него в запасе еще есть пара трюков.

— Очень хорошо, вы оба сопровождаете меня! — сказал Император. — Но знайте оба, что моя способность предвидеть будущее ослабела, я не могу сказать, как все это закончится. Я верю, что это единственный шанс встретиться с Хорусом и покончить с его безумием. Смерть идет за «Духом мщения» — это я знаю точно. Может, Воитель обречен, но его голод огромен и я сомневаюсь, что мы все вернемся….

Решающая битва

… Что-то было не так – это Дорн понял сразу. Он телепортировался на одну из нижних палуб большой боевой баржи, которая была флагманом Хоруса. Но Императора с ним не было. Как не было и Ангела Сангвиния. Вокруг него занимали оборонительные позиции Кустодианские Стражи, верные телохранители Императора.

— Что случилось? – спросил один из них Дорна. – Где Император?

— Кажется, нас провели. Хорус использовал какую-то мерзкую магию, чтобы разделить нас, — ответил примарх и добавил. – Мы должны найти Императора любой ценой, и сделать это надо быстро.

Не успело прозвучать последнее слово, как маленький отряд был атакован. Из лабиринтов, проходов и кают «Духа мщения» на воинов-лоялистов набросились бесчисленные орды. Таких существ ни Дорн, ни кустодианцы раньше не видели. Мутанты, чудовища и до неузнаваемости изменившиеся космодесантники стреляли, пронзали и разрывали когтями попавшихся на их пути людей. Воздух наполнился пламенем и криками, выстрелы разрывали броню, когти раздирали плоть под доспехами.

Нападавшие легко сокрушили бы и уничтожили обычных солдат, но кустодианцы продолжали сражаться, даже после гибели нескольких своих братьев. Под командованием примарха Дорна отряд лоялистов был неутомим. Они скашивали нападающих болтерными зарядами, силовыми клинками и своей силой воли. В этой огненной буре были убиты сотни. Орда Хаоса была не просто остановлена храброй обороной и свирепостью Кустодианских Стражей – она была разбита наголову.

Когда враги отступили, Дорн приказал кустодианцам двигаться вперед. Они должны были найти Императора, а драгоценное время уходило, минута за минутой. Лоялисты направились вглубь пропитанного зловонием корабля. На каждом повороте они подвергались нападению свежих вражеских сил и каждый раз успешно отбивались. Как будто сам корабль ополчился против них: из стен появлялись отравленные щупальца, из чешуйчатых пор вылетали шипы, а из вентиляционных отверстий клубился ядовитый дым. Погибло еще несколько кустодианцев, но Дорн и Стражи продолжали пробиваться к своей цели.

Казалось, они сражались целую вечность. Но неожиданно все прекратилось, и корабль затих. Рогал Дорн и уцелевшие кустодианцы в отчаянии бросились в командный центр «Духа мщения», большой отсек, где сражались Хорус и Император.

Войдя в зал, Дорн увидел изувеченное тело Императора, высохшие останки внутри доспехов Воителя и ужаснулся. Он проклинал себя за то, что так долго пробивался через полчища Хаоса. Теперь примарх Имперских Кулаков понял, почему прекратились атаки, а на корабле воцарился покой. Хорус был мертв, он думал, он надеялся, тот должен был быть мертвым; о другом исходе Рогал Дорн не мог заставить себя думать. Но Император – что с ним?

— Он жив? Наш господин, он жив?! – воскликнули кустодианцы, бросаясь к Императору.

Мгновение Дорн колебался. Он не знал, что делать, если его любимый повелитель и отец был мертв. Без него мир для примарха превратился бы в место тьмы и отчаяния. Окружившие своего павшего повелителя кустодианцы хранили молчание и не скрывали слез печали и ярости.

— Наш повелитель еще жив! – неожиданно выдохнул один Страж. – Хотя его дыхание неглубоко, а сердце бьется слабо.

Дорн взял себя в руки и подошел к Императору.

— Милорд, какими будут ваши приказы? – тихо спросил он.

Голос Императора был слаб и полон боли.

— Трон… Золотой Трон… Доставь меня туда сейчас же!

Дорн активировал свой телепортационный передатчик. Два Кустодианца осторожно подняли Императора, и телепортационный луч перенес всех обратно во Дворец. Там их уже ждал Джагатай Хан. Примарх был измазан кровью и грязью, его доспехи были погнуты и в нескольких местах разодраны. За пределами Дворца все еще шла битва, но шум постепенно стихал. Хан и Дорн обменялись быстрыми приветствиями. Дорн был мрачным; таким же стал Джагатай, когда увидел безжизненное тело Императора..

— Рогал, Дворец спасен, скорее всего, победу празднует вся Терра. Предатели поспешно отступили перед напором Кровавых Ангелов. Сейчас они бегут к своим кораблям, а их флот разбит…. Что с Императором? – Хан боялся услышать ответ.

— Друг Хан, Император все еще в опасности. Он в одиночку дрался с Архипредателем Хорусом, и хотя победил, сейчас он близок к смерти. Мы должны доставить его к Золотому Трону – это единственное, что может его спасти.

— Тогда не мешкаем. Сию минуту идем к Трону!

Они пришли прямиком к Золотому Трону, где сидел измученный и истощенный Малкадор. Вокруг иссушенного тела бывшего Сигиллита метались струи энергии, силовые разряды разрезали кабели и изоляционные трубки великой машины, с которой он был соединен. Малкадор был практически мертвым, лишь ничтожная искорка жизни теплилась в нем и только сверхчеловеческая воля Сигиллита поддерживала ее.

— Как такой механизм может спасти Императора? Он скорее прикончит его! Поместить его туда – безумие! Этого нельзя делать! – воскликнул примарх Белых Шрамов.

— Слово Императора – закон. Он приказал еще раз подключить его к машине – его Золотому Трону. Мы не знаем всех тайн этого артефакта, который Император создал собственными руками. И должны верить ему, как всегда верили, и поместить его туда. Немедленно! – Дорн был настойчив.

Ожидавшим техножрецам было приказано произвести замену. Тело Малкадора осторожно извлекли из внутренностей машины, и Император снова взошел на Золотой Трон – на это раз на веки вечные. Как только Малкадора отсоединили от машины, жизнь в нем угасла. Он умер, а его тело превратилось в прах, который рассыпался на каменном полу. В этот момент Император очнулся – как будто его разбудил громоподобный залп.

— Бедный, смелый Малкадор Герой… – заговорил он чуть слышным слабым голосом. – Он сохранил часть своей силы для меня. Это дало мне немного времени, чтобы отдать последние распоряжения вам. Если вы сделаете все, как я скажу, я не умру полностью. По крайней мере, выживет мой дух. Я получил тяжелые раны – более тяжелые, чем надеялся, но не такие, как опасался. Мои силы псайкера вернутся, но тело никогда не восстановится. Больше я среди вас ходить не буду. Я навеки соединен с этой машиной. Мои верные телохранители и техники знают, что для этого требуется. Делайте так, как попросят они!

— Дорн и Джагатай, вам нужно многое сделать. Хотя голова змеи уничтожена, ее тело еще долго будет душить человечество. Вы и ваши верные братья должны сражаться дальше. Смойте позор предательства с наших звезд. Мы не должны предоставить разрушительным силам Хаоса такой шанс снова. Никогда.

— Теперь все идите. Свои обязанности вы знаете. Выполняйте их хорошо. У вселенной найдется еще немало ужасов для нас. Это не конец нашей битвы. Это только начало нашего крестового похода во спасение Человечества. Будьте верными! Будьте сильными! Будьте бдительными!

Больше Император не говорил.

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *