Warhammer 40000 Мир Кузница

Все статьи по этой теме:

  1.   Адептус Механикус 

 

«Вы были рождены под сенью Омниссии и всю свою жизнь были окружены великими чудесами и ужасами искусств Бога-Машины. В тот самый момент, как вы были рождены, вы были взвешены, измерены, кодифицированы и испытаны с тем, чтобы ваши повелители смогли найти ваше место в великом узоре; беспощадный процесс, прекрасно подготавливающий к выживанию и верховенству»

— Архимагос-эксплоратор Туле, из обращения, предварившего Великий Поиск Хэлшторма Миры-кузницы

Мир Кузница

Миры-кузницы — это планеты, управляемые Адептус Механикус. Они не платят Администратуму десятину как другие миры, но вместо этого поставляют Империуму огромное количество оружия и боеприпасов, необходимых для содержания многочисленных армий и ведения завоевательных и оборонительных войн.


Миры-кузницы Адептус Механикус — это промышленное сердце Империума, это заводы размером с планету, производящие сырьё для войны. Миллиарды миллиардов рабов-сервиторов работают на мануфакторумах миров-кузниц, ни на секунду не прекращающих выпуск своей продукции. С их конвейеров сходит всё, от обычных лазганов, энергоячеек, пуль и снарядов, до «Химер», танков «Леман Русс», «Гибельный клинок» и гигантских титанов «Полководец».

Пищей, которую поглощает мир-кузница, является сырьё, минералы и химикаты, в громадных количествах импортируемые с рудных миров по всей галактике. Сырьё это перерабатывается и превращается в орудия войны. Для обслуживания своих заводов мир-кузница располагает доками для входящих грузовых и исходящих транспортных судов, перерабатывающими предприятиями, складами ГСМ и другим складским хозяйством, литейными цехами, электростанциями, а также обширными свалками площадью в сотни квадратных миль. Эта инфраструктура разрастается так широко, что целые континенты усеивают отходы тяжёлой промышленности. А на величайших мирах-кузницах промышленность распространяется настолько, что покрывает всю поверхность планеты.

По всей галактике раскиданы тысячи миров-кузниц, и каждый из них является суверенной территорией Адептус Механикус, а также базой вооружённых сил Механикума — легионов титанов и скитариев. Каждый легион базируется на одной планете, которая снабжает его техникой и боеприпасами, и откуда войсковые группы титанов направляются на соединение с другими армиями Империума, ведущими войны по всей галактике.

Крупнейшим и наиболее производительным миром-кузницей является Марс, центр Культа Машины, храм Адептус Механикус и резиденция генерала-фабрикатора — Верховного лорда Терры и главы Механикума. Всё что связано с Марсом — от древних заводов до орбитальных доков — почитается как источник всех технологических знаний Империума. Кроме того, Марс уникален и тем, что является родным миром трёх легионов титанов — настолько исключительно его положение.

Несмотря на то, что все миры-кузницы полностью подчиняются Марсу, огромные расстояния делают централизованное управление практически невозможным. И, хотя ни один мир-кузница не стремится противиться диктату Адептус Механикус, на разных планетах идеалы служения Культу Машины могут в значительной степени различаться, в особенности, если они разделены расстоянием в тысячи световых лет. Правители разных миров могут толковать один и тот же закон по-разному, считая, что именно их интерпретация верна. Теологи Культа, разумеется, оспаривают правомерность любых отклонений, однако, даже несмотря на все усилия, генерал-фабрикатор не способен уследить за всем, что творится на его бесчисленных мирах.

Один из наиболее трагических случаев преступного истолкования правил Культа вылился в печально известный инцидент, названный «Заразой Ганимеда», когда в результате несанкционированного эксперимента с варп-катушкой были открыты варп-врата. А в мире-кузнице Артемия Майорис Иеронимиты, последователи Верховного магоса-алхимиса Иеронима были объявлены вне закона и, в конце концов, уничтожены за исследования в области запрещённых биохимических соединений. По отношению к таким новаторам политика Культа не знает жалости.

За редким исключением, большая часть миров-кузниц, стараются лишь верно воспроизвести конструкции, изобретённые до них. Но по воле Бога-Машины некоторые миры справляются с этой задачей более успешно и, в результате чего, становятся знамениты своими познаниями в той или иной области. Так, например, планета Риза выделяется высокой квалификацией в сфере технологий, связанных с плазмой, а также в нелёгком искусстве создания сдерживающих магнитных полей. Ремесленники Стигий-8 производят лучшие орудийные стволы, противооткатные механизмы, а также компоненты метательных взрывчатых веществ высшего качества. И лишь адепты Марса являются специалистами в любой области технического знания и могут получать доступ к архивам любого мира-кузницы. Правителям Марса выгодно, что никакой другой мир не может посягнуть на исключительное положение этой планеты, величайшего хранилища технических знаний человечества.

Храмы Омниссии

Миры-кузницы скрепляют шаткое здание Империума, не давая ему развалиться окончательно. Они куют щит и меч для армий человечества, а их бесстрашные легионы и познания в области вооружений – ресурс, неоценимый для всех.

 

Марс- Красная Планета

Красная планета – место, где рождён культ Механикус, самая священная из небесных сфер, не считая самой Терры. Марс превозносят настолько, что сотни миров-кузниц преобразованы и заселены по его точному образу и подобию. Такие планеты не слишком красивы с виду, ведь Адептус Механикус всегда больше ценили эффективность и функциональность, чем эфемерные понятия об эстетике или благонравии. Некогда Марс был жемчужиной в короне людских достижений, но тысячелетия беспрестанного строительства превратили его из чуда человеческой мощи в окутанный смогом адский пейзаж. Как и на всех мирах, переделанных по его подобию, поверхность Марса покрыта огромными комплексами кузниц, обширными литейными, громадными монументами во славу машины и оружейными цехами, что достают до неба.

Последователи Машинного бога со своими союзниками – единственные обитатели Красной планеты, ибо никакой другой организации они не дозволяют обосноваться здесь надолго. Помимо легендарных войн Ереси Гора, когда прикосновение Хаоса затронуло половину легионов титанов и захлестнуло ордены техножрецов, никаких официально зафиксированных вооружённых конфликтов, вызванных не расколами или гражданской войной в собственных рядах, на Марсе не случалось.

Огромные орбитальные сооружения, что вращаются над экватором Марса, известны под общим названием Железное Кольцо. Космические суда и прочие крупные звездоплавательные конструкции собирают на обширных орбитальных фабриках Кольца, а в висящих среди пустоты огромных доках базируются многие корабли линейного флота Соляр. Спутник Деймос на орбите Марса отсутствует: его передали воинам Титана ещё в стародавние времена. Утыканный орудиями Фобос вставлен в оправу короны из наблюдательных станций, оборонительных сетей, космических крепостей и добывающих систем, что постоянно висит на орбите Красной планеты. Ежедневно корабли со всего Империума прибывают к Кольцу, чтобы поторговать или приобрести знания у культа Механикус, и скоро каждый корабль теряется среди этого крупнейшего в Галактике сооружения рук человеческих.

Рясы электрожрецов Марса – тёмно-красные, в цвет родной планеты, в соответствии с традициями культа Механикус. Конгрегации отличаются друг от друга металлом отделки или метками на одежде.
У катафронов-прорывников эмблема мира-кузницы нанесена на боковую броню гусеничного блока вместе с личным номером сервитора. Каждому сервитору в отряде присвоен собственный номер.
У катафронов-уничтожителей личный номер и предупреждающие знаки наносятся по-другому: на боках колоссального тяжёлого орудия, вместе с эмблемой мира-кузницы изготовления.
Техножрецам-доминусам Марса позволены разные варианты символики родного мира-кузницы, но в каждый вариант обязательно должно входить тусклое серебро индустриальных построек, матово-чёрный – копоти и тёмно-красный цвет марсианской зари.
Каждый робот-кастелан – символ могущества Омниссии, о чём также говорит особый опознавательный знак, обычно носимый на плече и колене. Вдобавок, на броне роботов и сопровождающего инфокузнеца может быть нанесена эмблема манипулы.

 

 

Люций – полая кузница

В центре полой планеты Люций висит термоядерный реактор настолько большой, что многие принимают его за пленённое солнце. Имея под рукой столь неисчерпаемый источник энергии, техножрецы, обитающие под корой планеты, давно стали специалистами в военных новшествах. Их гений проявил себя снова, когда на планету вторгся осколок флота-улья Левиафан. Послав на поверхность Легио Кибернетика и огромное воинство из боевых сервиторов, техножрецы-доминусы вели сражения, по большей части находясь под поверхностью планеты. Отслеживая перемещения подчинённых клад и управляя их действиями посредством электромагнитных инфопривязей, они вели войну без риска получить прямой удар. Кант Механикус настолько чудесен, что военные планы техножрецов претворялись в жизнь до последнего пункта. Когда стаи тиранидов громили армию сервиторов, техножрецы выжидали, пока хищники ксеносов поглотят биологические составляющие, а затем отправляли рой сервочерепов, чтобы вернуть самые важные уцелевшие механические части под кору планеты. Там их ставили новобранцам – и свежая волна отправлялась обратно на поверхность. Пусть на это ушли многие месяцы, но в результате война на истощение закончилась победой, ведь армии Люция сражались как львы, а гимны во славу Омниссии не умолкали ни на секунду.

Электрожрецы Люция когда-то носили только бежевый и тёмный металл изначальной символики своего мира-кузницы, но после катастрофической схизмы Инкульката мудро добавили к ней тёмно-красный цвет Марса, подтверждая свою преданность.
Экзоскелет сервиторов-катафронов Люция закопчён во время традиционного обряда под названием Солярное благословение.
Боевые машины Люция переняли систему маркировки Марса в знак уважения его законов.
Зловещая и строгая символика роботов-кастеланов Люция остаётся неизменной уже тысячи лет.

Кант Механикус
Техножрецы Адептус Механикус говорят на нескольких странных диалектах, в которых машинный язык смешан с языками более многочисленной человеческой расы.
Среди множества прочих сюда входят бинарный кант, лингва-технис, гексаматический код, ноосферный спуск и новабайт. Мало кто за пределами Адептус Механикус
может понять и уж тем более – воспроизвести эти диалекты. У многих техножрецов рот и горло переделаны, чтобы лучше говорить на языках,
что предназначались для использования исключительно в когитаторах. Более того, каждый язык богат внутренними самоотсылками и аллюзиями к знаниям,
недоступным для посторонних. Их использование запретно для тех, кто не из культа Механикус. Во многих из этих языков не хватает слов
и даже целых грамматических конструкций, разрушенных энтропией тысячелетий или испорченных мусорным кодом.
Множество алфавитов, словарей и языков со всей истории переосмыслено и выведено в омнивит, который по-настоящему понимают только техножрецы.
Этот метаязык лежит в основе тех символов и знаков, что украшают воинов и боевую технику Адептус Механикус.
Более того, на нём построен боевой кант, монотонные песнопения которого придают сил войскам во время войны.

 

 

Агрипинаа – шар миллиона шрамов

Агрипинаа всегда находилась на переднем крае борьбы Империума с надвигающейся тьмой Хаоса. Когда чёрные крестовые походы вырывались из Ока Ужаса, Агрипинаа встречала их всей своей колоссальной огневой мощью. Немалую часть своих сил Агрипинаа направляет на войну за Врата Кадии, но в её обязанности входит не только защита остального Империума. Техножрецы мира-кузницы глубоко вонзают копьё своих флотов в Око Ужаса, чтобы подорвать силы Абаддона, разрушая кузницы душ – миры тёмных механикумов, которые придерживаются абсолютной пародии на вероучения Омниссии. На умопомрачительных шестерёночных плато Темпории когорты Кибернетика и конклавы электрожрецов обмениваются потоками молний с механодемонами варп-кузнеца Валадрака. Размеры богохульных чудовищ Темпории не укладываются в голове, однако боевые машины Агрипинаа велики числом и непоколебимы в вере. На каждую волну кошмаров, которых извращённая планета ставит на пути правоверных Агрипинаа, сверху спускается новая когорта, чтобы дать ей отпор. Здесь мощь Адептус Механикус проверяется на тоскливом отражении собственных маний и наваждений. Похоже, что судьба сегментума Обскурус будет решена не на Кадии, а внутри самого Ока Ужаса…

Техножрецы Агрипинаа носят цвета Марса, только поменяв их местами и всегда оставляя на виду хотя бы частицу багрового цвета культа Механикус. Их артефакты и броня обычно покрыты или инкрустированы благородными металлами, причём весь металл извлечён из подземных руд, на которые никогда не падал нечистый свет Ока Ужаса.
Когорты Легио Кибернетика Агрипинаа часто облачаются в броню угольно-серого цвета бесконечной ночи, ведь на войне, которую они ведут на лишённых света мирах Ока Ужаса, даже самое малое преимущество может стать той гранью, что отделяет победу от вечного проклятия.

Совершая рейсы к звёздам
Адептус Механикус всегда содержали собственный флот, с тех самых тёмных времён, когда Марс отправил первые исследовательские миссии.
Десантные корабли, способные перевозить титанов, стоят на якоре рядом с изящными исследовательскими судами, чья задача –
преодолевать огромные расстояния без заходов в порт. Эксплораторы флота Механикус составляют что-то вроде отдельного племени внутри культа Механикус,
хотя в теории любой техножрец может свободно вступить в их ряды. Эксплораторы уходят к звёздам в Поиск Знаний, отыскивая ещё не открытые данные,
не внесённые в каталоги феномены, забытые миры Эмпиреев, затерянные сокровища археотеха и неизвестные формы жизни.
Будь то исследовательская станция, корабль первопроходцев или форпост, поставленный вдалеке от мира-кузницы, заправлять им скорее всего будет эксплоратор.
Но, в зависимости от того, кого спросить, их считают либо отважными и находчивыми искателями приключений, которые исследуют
неизведанные просторы Галактики, либо безумными профанами, от которых лучше держаться подальше.
Да, такие техножрецы отыскали многие величайшие трофеи, уходя в Поиск Знаний, однако несметное число эксплораторов
нашло свою страшную смерть на враждебных границах Империума. Под сводами миров-кузниц даже шепчутся, что было несколько случаев,
когда опрометчивое любопытство эксплораторов навлекало на человечество ужасные катастрофы.

 

Стигии-8 – недреманный циклоп

Техножрецы Стигий-8 печально знамениты своей погоней за запретными ксенотехнологиями. Они настолько любопытны, что ведут войны с чужими расами Галактики не с целью завоевать, а чтобы изучить. На их опасную жажду военных технологий других рас часто смотрят сквозь пальцы, ибо Стигии-8 обеспечивают львиную долю важных военных поставок для окружающих систем, а в столь неспокойные времена Империум не может себе позволить их лишиться, потому сами Высшие лорды Терры официально объявили дальнейшее существование Стигий-8 жизненно важным. Однако даже при этом официальном одобрении на Стигиях8 разворачивается тайная война. В зияющих залах-реликвариях мира-кузницы схватки между истребительными командами Караула Смерти и радикальными техножрецами – событие, по-прежнему неприятно частое. Но есть среди стигийского жречества такие, кто поднял одержимость военными ксенотехнологиями на совершенно новый уровень, пробив древние порталы Путеводной паутины на Вулканиде-3 и запустив целые военные процессии в лабиринтное измерение эльдар. Они ищут ни много ни мало Чёрную библиотеку, чтобы присвоить её необъятные сокровища знаний и с триумфом вернуться обратно, даже если для этого придётся прорубиться сквозь эльдарских арлекинов, космодесантников Хаоса, а то и что похуже.

Техножрецы Стигий-8 носят священные цвета Марса на броне, но церемониальные одежды их окрашены в кромешно-чёрный цвет бесконечной ночи.
Тёмно-красный цвет культа Механикус гордо красуется на броне стигийских кастеланов и техножрецов, ими командующих; эмблемы и значки отчётливо выделяются белым.

«Когда Деймос и Фобос станут в апогее и перигее, узришь ты лик Омниссии. Одетый в злато и окутанный грозовой твердью небес, Господь всех машин встанет среди народа своего и будет править державой человеческой. Так велика будет слава Его, что солнце от стыда скроет свой лик»

– отрывок из «Пришествия Омниссии», Пико делла Моравек, первый из братства сингуляритарианизма.

 

Грайя – корона чудес

Как и многие её сестры, Грайя когда-то была миром-кузницей, вылепленным по образу Марса. Однако с тех пор, как культ Механикус вскрыл странный портал на вершине горы Лаокан – и тем дал начало опустошительному вторжению мигрирующих донорийских извергов, мир-кузница претерпел экстренный переезд. Сейчас он покоится в геометрически безупречной сети космических станций, что венчает планету сверкающей диадемой. Хотя культ Механикус не предаёт это широкой огласке, Грайская Корона способна к самостоятельным перелётам. Гигантские термоядерные двигатели позволяют ей покинуть притяжение планеты-хозяина и переместиться к ближайшей точке Мандевиля, откуда можно начать путешествие через варп. Последний раз, когда была совершена такая попытка, Грайю штурмовал флот вторжения некронских летательных аппаратов, что взмыли из Врат Лаокана и телепортировали своих неживых воинов прямо на поверхность Грайской Короны. Лишь отправив массированные когорты Кибернетика по магнитно управляемым космическим дорожкам, грайские техножрецы сумели сдержать неприятеля достаточно надолго, чтобы успеть произвести варп-перенос. Имперские архивы в настоящее время утверждают, что жречество Грайи вернулось к своему изначальному миру, однако по крайней мере один недавний доклад вольного торговца описывает орбиту планеты, как «необычно пустую».Жрецы Грайи утверждают, что интерес к войне указывает на их стремление к просвещению, однако недоброжелатели утверждают, что грайские техножрецы воюют ради самой войны и одержимость кровью доказывает тёмно-красный цвет их ряс и меток на табардах.
Боевые машины, сделанные на Грайе, несут цвета смерти: кроваво-красный, траурно-чёрный и выбеленную кость.
У роботов-кастеланов Грайи обычно белая символика носится поверх чёрных пластин обшивки, а метки в кладе катафронов наносят чёрным на броню цвета кости.

«Адептус Механикус способны создавать самые смертоносные военные машины, доступные воображению, но не берут на себя ответственность за их применение. Слишком одержимые тем, что можно создать, они даже не остановятся подумать, нужно ли это создавать вообще»

– Анон

 

Риза – печь скованных звёзд

Риза когда-то снабжала крупную имперскую военную кампанию, но с тех пор, как на планету приземлилась Вааа! Гракса, эти поставки ушли в прошлое. Сегодня техножрецы Ризы переключили каждую гайку заводов планеты единственно на дело выживания. Зеленокожие высаживались на Ризу сотнями миллиардов. Их количество ежечасно менялось то вверх, то вниз, отвергая способность магосов-логисов переложить его в цифры. Империум встретил атаку зеленокожих силами двадцати с лишним полков Астра Милитарум, которые сражались вместе с макрокладами скитариев, военными когортами Легио Кибернетика и даже – легионами титанов, однако с каждым рассветом начиналось новое наступление орков. Техножрецы Ризы обратились к более изобретательным мерам: вирусные бомбы градом осыпали Обдурский материк, сражая простых зеленокожих миллионами, а в это время манипулы роботов-кастеланов в герметичной броне впечатывали фосфорные заряды в тех орков, что оказались достаточно крепкими и выжили. В полярных мегаполисах «Онагры», переделанные так, чтобы ползать по крутым стенам улья, прореживали стаи орочьих истребителей. Ремонтно-спасательные бригады выносили с поля боя павших богов-машин и собирали их по кускам при помощи ритуалов и молитвенных воскурений, в то время как орочьи механьяки возвращали к жизни своих гаргантов лишь при помощи одной сварки и потока ругательств. Победу на Ризе может принести не истощение противника, а только изобретательность ума – качество, которое Адептус Механикус считают почти ересью.

Техножрецы-доминусы Ризы облачаются в охряный цвет, символизирующий вечно меняющиеся ржавые дюны безводного и безжизненного мира-кузницы. Старшая часть жречества выделяется большим количеством багрового цвета на одеяниях и броне.
Легио Кибернетика Ризы демонстрирует многие тысячи вариантов символики, но все её роботы носят сочетание охры, тёмно-красного, серебра и чёрного. Каждый вариант расцветки перекликается с формой приписанного к ним инфожреца.

 

Доминус Ликантренсис Бьют натянул капюшон поглубже, когда небеса ярко вспыхнули от пламени машинной войны. В стробоскопе теней базилики истребительная клада сикарийцев-ржаволовчих прорубилась сквозь тьму оркоидов, однако шайка громоздких орочьих дредноутов, топавших через площадь, так и была до сих пор не атакована. Бьют повернулся к катафронам-уничтожителям сзади и выдал раздражённую тираду на бинарике. Он бы с большим удовольствием закончил на сегодня вынужденные эксперименты над орочьим мясом, однако у Машинного бога, похоже, на уме была другая работа.
– Пусть огонь просвещения прольётся из вашего священного оружия! – вскинув все четыре руки к небу, крикнул Бьют конгрегации своих плазменных сервиторов с лицами трупов. – Пусть дух самой Ризы даст вам сил! – Он повернулся обратно и перенастроил свой искореняющий луч: три орочьих шагохода, не уступающих размерами танку, вошли в зону поражения, щёлкая клещами и визжа циркулярными пилами. К его гневу, катафроны сзади в бой так и не вступили.
– И Омниссия избавь нас от тормознутых сбойноголовых, – буркнул Бьют. – Ладно, открыть огонь!
Площадь засияла от ослепительно-белых сполохов – и орочьи шагоходы растаяли, словно свечки, в огненном вихре.

 

Металика – сверкающий гигант сегментума Ультима

Мир-кузница Металика не пригодна для жизни. Единственным исключением здесь являются легионы культа Механикус, который специально держит планету голой, дабы продолжать свою работу в благословенной стерильности. Трудами культа процветает этот мир-кузница, насаждая порядок и логику в близлежащих мирах. Единственная серьёзная пагуба в жуткой истории эффективности Металики явилась извне. В 923.М39 Элюсиданская схизма привела к тому, что бескомпромиссные фульгуриты расстреляли конгрегацию корпускариев во время паломничества на Марс, заявив, что их разорительные методы нарушат равновесие жречества на Красной планете. Возникшая в результате гражданская война бушевала несколько сотен лет, и с тех пор планета стала магнитом для воинствующих электрожрецов. В последнее тысячелетие культ Механикус Металики объединился вновь, на этот раз против общей угрозы – демонов. У техножрецов Металики особенное отвращение к анархии, и когда ключевой промышленный мир Армагеддон наводнили войска Хаоса, её жречество быстро откликнулось на зов. Наравне с чувством долга и солидарности, надзирателей Металики вело нездоровое любопытство, и, когда кошмарные воинства демона-примарха Ангрона прошлись по планете, техножрецы встретили их всем, что у них было, собрав при этом горы данных.Белые рясы электрожрецов Металики дополнены табардами тёмно-красного и металлического серого. Первый цвет указывает на происхождение из Адептус Механикус, второй – чествует покрытый металлом родной мир.
Серый металл, который используют для изготовления сервиторов Металики, тот же самый, что покрывает её поверхность.
Вертикальные багровые полосы часто используют, чтобы отличать друг от друга клады боевых сервиторов-катафронов.
Отдавая дань крови, пролитой за столетия войн, роботы-кастеланы Металики носят ритуальный красный цвет поверх цвета слоновой кости.

– Приближается крупная аномалия, – прожужжал инфокузнец Мю-Колохере, и выстрел его гамма-пистолета вышвырнул ухмыляющегося кроводемона обратно в ад, откуда тот явился. С небес на манипулу падала крылатая зверюга, вся залитая кровью. Диафрагма зрачка в окулюсе Мю-Колохере расширилась, когда чудовище взмахом великанского топора сбило «Грозовой ворон». Отвлёкшись, инфокузнец едва не расстался с головой под ударом метрового клинка из скользкой чёрной стали. Хорошо, что незадолго до этого он переключил своих кастеланов на протокол «Покоритель», и демонического хозяина клинка втоптал в землю высоченный автоматон.
+++ДА ПРЕБУДЕТ С ТОБОЙ ОМНИССИЯ+++ – абсолютно без выражения проскрежетал робот, обратным ударом выбив демонического всадника из седла джаггернаута.
– И тебе того же, – отозвался Мю-Колохере. Луч гамма-пистолета пронзил джаггернаута, и образ чудовища испарился из материального мира.
– Это не металл, – заметил Мю-Колохере. – Предположение: создания облачены скорее в эмпирическое отражение, нежели в саму субстанцию.
Впереди крылатое чудовище взревело от свирепой радости, рухнув копытами на катафрона-прорывника и раздавив того в фонтане крови.
– Блаженны есмы, – пропел Мю-Колохере, извлекая доктринальные пластины из роботов и ловко меняя на новые. – Протокол «Защитник» инициировать. Целиться в глаза.

 

ПРОЧИЕ МЕСТА ПРОИЗВОДСТВА


ФАБРИКИ МИРОВ-УЛЬЕВ

Не смотря на то, что именно миры-кузницы являются основным поставщиком военной машины Империума, они — не единственные его производственные площадки. Большая часть густонаселённых планет имеет собственное производство, а высокоразвитые миры сами выпускают оружие и военную технику для своих полков СПО и «набранных в счёт десятины» сил Имперской Гвардии. На мирах-ульях расположены огромные заводские комплексы, дающие миллионы рабочих мест. Зачастую ими управляют властолюбивые торговые картели либо представители правящей аристократии улья.

Таким второстепенным производственным площадкам недостаёт технологических знаний, однако и они способны следовать проектным планам, дарованным им Адептус Механикус. Планов этих необходимо строго придерживаться, и техножрецы тщательно проверяют выпускаемую продукцию. Миры, не принадлежащие Адептус Механикус, имеют право производить лишь самое основное вооружение и военную технику, например, лазганы или танки «Леман Русс», а Механикум строго следит за тем, чтобы они не переходили границы выданного им мандата и не изменяли их конструкцию.

При необходимости планеты, ближе всего расположенные к зонам боевых действий, орочьим империям или приближающимся флотам-ульям, зачастую производят и экспортируют больше военной техники и поставляют её непосредственно в военные зоны. Примером тому может служить мир Армагеддон, производящий бронетранспортёры «Химера». Из-за опасной близости планеты к нестабильным регионам орочьей империи ульи Армагеддона являются основным местом производства «Химер». Соседняя система Голгофа уже находится под властью орков. Тысячи «Химер», сходящих с конвейеров Армагеддона, направляются для комплектации полков Стального Легиона и многочисленных сил планетарной обороны, часть переправляется с планеты другим полкам Имперской Гвардии, противостоящим орочьей угрозе. Таким образом, заводы ульев Армагеддона выступают в роли пункта снабжения, расположенного вблизи линии фронта (в данном случае, учитывая масштаб вторжения орков, даже слишком близко). Это означает, что наиболее важная техника может быть с лёгкостью доставлена туда, где это необходимо, без затрат на длительные варп-перелёты от отдалённых миров-кузниц.

В ходе вторжения на Армагеддон многим «Химерам», изготовленным на заводах улья, было найдено новое применение. Базовое шасси «Химеры» было переоборудовано с целью создания танка, способного поддержать СПО в борьбе с превосходящими силами орков. На корпус «Химеры» был установлен лазерный разрушитель, в результате чего была создана новая машина, получившая название АПДС-6а «Защитник», она задумывалась как временная мера, однако, в конечном итоге, оказалась невероятно эффективной.

 

КУЗНИЦЫ ОРДЕНОВ АДЕПТУС АСТАРТЕС

Ордены Космодесанта не входят в систему производства и снабжения Департаменто Муниторум. Каждый орден являет собой независимую и самодостаточную силу, оружие и войско, которой обеспечивают кузницы ордена, по большей части состоящие из технодесантников и сервиторов, работающих под бдительным оком «Магистра Кузниц». Однако наиболее крупные боевые машины поставляются некоторым орденам исключительно напрямую от Адептус Механикус.

Некоторые миры-кузницы, обязанные снабжать ордены Адептус Астартес согласно древних хартий и обоюдных клятв верности Империуму, действительно производят бронетранспортёры «Носорог», танки «Лендрейдер» и десантно-штурмовые корабли «Громовой Ястреб», однако каждая машина поставляется только тому ордену, которому она предназначалась. Таким образом осуществляется строгий контроль за тем, чтобы техника не попадала в чужие руки. В отличие от массовых моделей Имперской Гвардии, в машинах Космодесанта используется множество секретных технологий и сложных систем, делающих их наиболее эффективным орудием войны Императора. Нельзя допустить, чтобы эти машины попали в неправедные руки.

Большая часть технодесантников обучаются у Адептус Механикус и перед возвращением в орден проходят практику в мирах-кузницах, изучая древние знания о машинах. Они берут на себя ответственность за обслуживание духов машин и поддержание в арсеналах ордена достаточного количества оружия, необходимого воинам боевых рот — от болтерных зарядов до десантных капсул и кораблей «Громовой Ястреб».

Во многих кузницах Космодесанта имеется возможность производства военной техники, соответствующей стандартам СШК и наставлениям Кодекса Астартес — «Носорогов», «Лендрейдеров» и «Хищников». Эти машины являются потомками СШК и имеют множество общих стандартных деталей и блоков. Кроме того, кузни ордена могут изготавливать одноразовые машины, предназначенные для особой окружающей среды или для спецопераций, например, осадное оборудование. Эта возможность ужасает сердце любого техножреца, однако Механикум не обладает достаточными полномочиями для вмешательства в дела, происходящие за стенами крепости-монастыря.

 

ПОЛЕВЫЕ МАСТЕРСКИЕ ДЕПАРТАМЕНТО МУНИТОРУМ

Когда армии Имперской Гвардии отправляются на войну, тыловой эшелон Департаменто Муниторум берёт на себя широкий спектр услуг снабжения. Танкам необходимо горючее, солдатам — продовольствие и чистая вода, орудиям — боеприпасы, а повреждённым в бою машинам нужен ремонт. И всем этим занимается Департаменто Муниторум.

Полевые мастерские являются частью этой системы снабжения. Специалисты Департаменто Муниторум предоставляют бронетанковым полкам техническую информацию, необходимую для поддержания машин на ходу, ремонтируют полученные в ходе боёв повреждения, устраняют мелкие технические неисправности либо заменяют деталь, если она не поддаётся ремонту. Кроме того, они снимают уцелевшие детали и оборудование с уничтоженной бронетехники и используют их при необходимости.

К полевым мастерским, как правило, прикрепляются советники Адептус Механикус, чей священный долг обязывает их предоставлять мастерским специальную информацию, оберегать технологии и обслуживать духи машин.

В ходе ремонта работники полевой мастерской могут создавать уникальную, гибридную военную технику. Спасённые с поля боя корпуса ремонтируются и оснащаются новыми либо собранными «на скорую руку» орудиями. Советники Адептус Механикус смотрят на подобные вмешательства в конструкцию СШК с неприязнью, однако, зажатые в тиски, командующие Имперской Гвардии, исходят из более практичной точки зрения. Удачное перепрофилирование военной техники в полевых условиях, состоящее в монтировании нового вооружения на старый корпус, случается довольно часто. Считается, что изначально «Громовержец» был изготовлен именно таким образом и с течением времени стал вполне официальной моделью — некоторые Адептус Механикус даже заявляли, что располагают доказательствами того, что этот осадный танк был включён в ряд канонических конструкций СШК. Вероятно «Громовержец» ранее представлял собой «Истребитель», однако, когда его вооружение было выведено из строя, ему на смену было установлено орудие «Разрушитель». Иногда такие «уникальные» машины оказываются весьма популярны и производятся в больших количествах, но зачастую срок их службы не выходит за рамки одной кампании. Они так и остаются единственными в своём роде и, будучи уничтожены на поле бо

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *