Эра Сигмара

Остатки Мира прежде времён, летящие через космос

«Он падал во тьму, сверкающей полосой рассекая бесконечную чёрную пустоту.
И первым Сигмара, вцепившегося в сверкающую и переливающуюся сферу зигмарита, несущегося через тёмный эфир, узрел Дракотион, Великий Змей.

Заворожённый её сиянием, Дракотион преследовал падающую сферу, желая поймать её и поставить на небеса, чтобы наслаждаться её красотой. Лишь затем Великий Змей увидел израненного Сигмара, вцепившегося в побитый металл. Почувствовав родственную душу, Дракотион оживил бога своим согревающим дыханием и позволил ему лететь на своей спине.

Возрадовавшийся Сигмар отблагодарил Дракотиона, одарив Великого Змея. В обмен Дракотион показал Сигмару скрытые пути, звёздные мосты и хрустальные тропы, ведущие в каждое из Восьми Владений.
Так началась Эра Легенд.
«

Пребывая в пустоте после того, как Хаос разрушил Старый мир, Сигмар нашёл металлическое ядро планеты, которое на самом деле раньше было ядром двухвостой кометы, которая ознаменовала его рождение. Некоторое время спустя сферу увидел космический дракон Дракотион. Сияние сферы привлекло Дракотиона, и он решил поймать её и закрепить на месте. Так он познакомился с Сигмаром. Дракотион назвал ядро Маллусом и рассказал Сигмару, что он является сущностью, которая «перезапускает» реальности.

Дракотион собрал магию из Старого мира и создал новые, а также показал Сигмару скрытые тропы и пути между мирами. Затем они привлеки тысячи душ, переживших разрушения, учинённые Хаосом. Они признали Сигмара и Дракотиона своими лидерами. Вместе они сотворили из окружающего их света новый город — Азирхейм, который окружает Маллус и включает в себя кольцо парящих зданий. В облаке душ присутствовали представители всех рас, и их идеалы и элементы культуры отразились на создании нового мира. Затем духи обзавелись телами, начали размножаться, и смертная жизнь зародилась вновь. Некоторые придерживались порядков и культуры старого мира, кто-то создавал новые. Вскоре город увенчала огромная статуя Сигмара, которая сформировала крепость, названную Сигмароном.

 

 

После формирования Смертных миров, Сигмар отправился на поиски других выживших сущностей, в том числе и бывших Воплощений.

Богов гномов Гримнира и Грунгни Сигмар нашёл в мире Ветра Огня, где они были прикованы к скале. Гномы отказались рассказывать, как они здесь оказались. После того, как Сигмар освободил их, они поклялись служить ему. Грунгни — покалеченный бог-кузнец — начал обучать смертных кузнечному делу и работе с металлом, подняв их уровень технического развития до того, который был перед разрушением Старого мира. Затем он собрал выживших гномов (которые теперь носят имя Дуардин) и создал новую горную крепость, названную Железный Карак. Гримнир же потребовал, чтобы ему предоставили возможность отдать долг немедленно. Поэтому Сигмар попросил его убить Мать всех Саламандр Вулкатрикс. В результате схватки и Гримнир и Вулкатрикс уничтожили друг друга, разбившись на тысячи кусков. Остатки Вулкатрикс, упав на землю, образовали действующие Вулканы по всему миру Огня.

Затем Сигмар нашёл Тириона и Теклиса. Тирион стал Повелителем света. Он ослеп и теперь мог видеть лишь глазами брата Теклиса. Вместе они пытались найти смертных эльфов, но сдались и присоединились к Сигмару.

В это время Малекит очнулся в полном одиночестве в мире Теней. Он стал богом Теней и получил имя Малерион. Во время странствий по миру теней, он нашёл свою мать Морати в компании демонов, состоящих из чистой тьмы. Вскоре он вместе с Морати присоединились к союзу Сигмара.

Алариэль тоже пришла в себя в одиночестве. Но у неё были магические семена из Старого мира, поэтому она создала новых существ, а также энтов. Она тоже присоединилась к Сигмару, но её тяготила жизнь в Азирхейме, поэтому она всё чаще уединялась в Мире Жизни со своим народом.

Сигмар обнаружил Гокаморку, заключённого в существе по имени Дракатоа, который захватил Мир Зверей. Сигмар вскрыл Дракатоа и выпустил Горкаморку, который признал в нём Босса.

Огромное количестве времени после Конца времён, Сигмару удалось собрать большую часть смертных, оставшихся в варпе, и создать пантеон из богов, низших богов, полубогов и даже всяческих чудовищ и монстров, которые согласились сотрудничать с ним. Всё шло хорошо: Нагаш создал правильную загробную жизнь без риска, что Хаос сожрёт душу смертного, и направил усилия Нежити на строительные работы. Грунгни продолжал обучать смертных кузнечному делу и ремеслу. Горкаморке было очень скучно и своей дикостью он раздражал Сигмара, поэтому он получил задание отправиться в дикие земли и убивать там всё, что было больше самого Горкаморки. Это на какое-то время заняло орочьего бога.

Знания о тех временах сложно отличить от апокрифов, ведь эта эра полна мифов и легенд. Её былое величие всё ещё можно увидеть в обнаруженных реликвиях или на осыпающихся развилках. Но тайны её чудес были сокрушены поступью Хаоса или скрыты самими богами.

 

Эра Хаоса

Пока единство пантеона Сигмара распадалось, иные силы готовили свои армии к вторжению. Мрачные знамения говорили о грядущих катастрофах, но подробности были скрыты даже от самих богов. Всему, ради чего трудился Сигмар, предстояло сгинуть…

В годы Эры Легенд иные глаза вглядывались в Восемь Владений. Сквозь пелену реальности за ними наблюдали боги Хаоса, алчно следя за странствиями Сигмара. Они уже предвкушали порчу новых существ и покорение новых цивилизаций. Кхорн, Тзинч, Нургл и даже объевшийся душами Слаанеш жаждали увиденного, желали заполучить эти плодородные новые земли.

Но прежде вторжения силам Хаоса предстояло прорвать барьер между своими владениями и реальностью. Лишь после этого служители Тёмных Богов оказались бы в Восьми Владениях, пропитанных нужными им для существования магическими энергиями. Сквозь завесу могли прорваться лишь величайшие демоны, а оставленные ими трещины были временными, ведь ткань времени и пространства затягивала свои раны, вновь отсекая реальность от жуткого измерения за её пределами. Однако они прокладывали себе пути, и демоны, такие как Горгракс, предводитель легиона Гнева Кхорна, и Кайрос Судьбоплёт, Оракул Тзинча, возглавляли ужасающие вторжения в Восемь Владений.

Первые вторжения сил Хаоса были недолгими, жаждущие резни армии врывались в миры, но их численность, пусть и не безумная ярость и колдовские силы, быстро уменьшались. Однако в течение Эры Легенд это постепенно менялось, поскольку боги Хаоса сосредотачивали свои силы, прорывая всё более широкие бреши в завесе, что позволяло новым демоническим легионам хлынуть в земли смертных.

В те времена армиям Порядка удавалось изгнать неестественных врагов благодаря своей доблести и боевой мощи, но те прорывали всё новые бреши. Углубляющийся раскол и напор безжалостных атак вскрывал разногласия, растущие в союзе Сигмара. А затем начались великие вторжения, пришли огромные армии, начавшие изнурительные войны, и так началась новая, суровая и жестокая эра. Эпоха владычества Хаоса.

В течение многих лет после поимки и заточения Слаанеша оставшиеся силы Хаоса враждовали, пытаясь урвать для себя крупные куски владений Тёмного Князя. Они захватили многое, но жаждали большего, и, наконец, Кхорн, Тзинч и Нургл обратили всё своё внимание на гораздо более обильную добычу… на все Восемь Владений.

До сих пор союзу Сигмара удавалось остановить разрозненные нападения приспешников Тёмных Богов, но вечно строящий козни Тзинч продавил идею совместного вторжения в миры смертных. Кхорн и Нургл не доверяли коварному собрату, и каждый из богов хотел, чтобы совместные действия возглавлял их служитель. Спор грозил вновь привести к междоусобной войне губительных сил, которую предотвратило лишь предложение передать руководство их смертному чемпиону, Архаону. Объединив усилия, Тёмные Боги начали настоящую Эру Хаоса. Они прорвали огромную прореху в завесе между измерениями, и из Владений Хаоса вырвались бесчисленные демонические легионы. Они обнаружили, что их уже ждёт новый предводитель – Архаон, губитель миров и величайший из смертных генералов. Рядом с ним стояли ряды закованных в железо воинов Хаоса, кровожадные варвары и стада свирепых зверей.

Архаон намеревался захватить узловую точку – связующий миры мост, называемый Средоточием. В каждом из Владений находилась особая арка – врата, ведущие на мистический путь, пересекающий пустоту к другим мирам. Вокруг этих арок были выстроены огромные города и крепости, охранявшие самые широкие и стабильные проходы между Восемью Владениями. Так началась Узловая Война, на время которой сама история задержала дыхание.

Благодаря бесчисленным ухищрениям и марш-броскам Архаон сделал так, что нападению подверглись одновременно все восемь врат на Средоточие. В каждом из владений вспыхнули кровавые битвы, когда силы Хаоса начали штурм обнесённых стенами городов и огромных укреплений. Стремясь предотвратить катастрофу, воители и боги из союза Сигмара ринулись на помощь осаждённым. Последовали долгие и жестокие сражения, каждая сторона могла похвастаться великими победами и скорбела о тяжёлых поражениях. То была война легенд, когда сами боги вступали в бой, чтобы помочь своим детям и последователям. Но когда воинства Хаоса уже дрогнули, когда настал переломный момент, Арка Шаиша пала, и битва захлестнула Средоточие – мост ко всему бытию. Ситуацию сдвинуло с мёртвой точки предательство, вызвавшее все последовавшие катастрофы.

Не было владения лучше защищённого, чем Шаиш, Владение Смерти. Многие утверждают, что Нагаш заключил сделку с Тёмными Богами, предав союз Сигмара в обмен на обещание, что Хаос не станет вторгаться в загробные миры. Если он действительно заключил такое соглашение, то был также предан. Ведь ещё во время вторжения Зигмара, жаждавшего возмездия, поднялась иная угроза, бросившая вызов его власти.

Идеально выбравшие время скавены хлынули из прогрызенных ими туннелей, обрушив на оставшиеся цитадели Нагаша орды пищащих грызунов и весь свой арсенал дьявольских орудий. Несмотря на то, что Война Костей закончилась ничем, она ещё сильнее ослабила Нагаша, и потому Великий Некромант не смог остановить Архаона и его воинства, пришедшие со Средоточия, чтобы захватить его земли.

Война Небес и Преисподней

Союз Сигмара был потрёпан Горкаморкой, ему косвенно угрожали действия Тириона и прямо – интриги Малериона, его практически забросила Алариэль. И когда воинства Смерти внезапно напали на армию Сигмара у врат Средоточия Шаиша, Бог-Король этого не вынес. Возможно, что связующий владения мост ещё можно было защитить, но Зигмар, охваченный яростью от предательства Нагаша, ушёл.

Оставив позади учтивого Бога-Короля, которым он стал, Сигмар вновь превратился в свирепого бога-воителя, которым был когда-то. И пока воинства Хаоса захватывали Средоточие, принося порчу на мировой мост, Сигмар штурмовал Шаиш, Аметистовое Владение. Эти события вошли в историю как Война Небес и Преисподней.

Сигмар искал предателя по всему Шаишу и бросал вызов перед вратами каждого загробного мира, называя Нагаша забившимся в угол трусом, предателем и лжецом. Посланников самозваного Бога Смерти он разбивал в костяную пыль, прежде чем они успевали доставить послание. Выступавшие навстречу воинства духов и армии пожирателей плоти не могли устоять перед праведным гневом Сигмара. В других владениях натиск кровожадных орд Хаоса уже повергал цивилизации, но охваченный яростью берсерка бог-защитник не слышал их отчаянной мольбы. Несмотря на все свои победы, Сигмар не мог покарать Нагаша. Он дважды настигал Великого Некроманта и сходился с предателем в поединке, но Нагаш каждый раз исчезал, используя тёмные чары. Пока Сигмар пробивал себе путь через армии живых мертвецов, его красный гнев постепенно отступал. Его собственные посланники, которых он не слушал уже давно, приносили всё более жуткие новости из осаждённых владений. Так и не отомстив, Сигмар отвернулся от Аметистового Владения и повёл свои армии спасать от бесчинствующих орд Хаоса всё, что ещё осталось. К тому времени, как Сигмар вернулся в бой против орд Архаона, Средоточие уже пало, и прилив Хаоса захлестнул земли. Сам мост был полностью поглощён порчей и стал Восьмиточием, прямым путём из Владения Хаоса.

Последовал век резни, когда бесчисленные губительные силы хлынули во владения смертных. Клин Жаждущих Крови пробил высокие стены Улгарода, и улицы этого города затопило багровым приливом. Город Хамонтарг оказался беззащитным против пандемониады Тзинча, превратившей всех его жителей до единого в камень. Гнойная чума истребила величайшие цивилизации Гирана. Последнее из великих царств человечества – Лантийская Империя – пало под железной поступью Архаона.

Воцарилось отчаяние. Сами земли начали рассыпаться, реальности растворялась в море безумия, становясь новыми Владениями Хаоса.

После многочисленных поражений при обороне Владений Сигмар вернулся на Небеса. Там он повелел запечатать Врата, и Бога-Короля больше не видели за пределами Азира.

Под великим дворцом Сигмара вращался сломанный мир. Лишившись своей оболочки, он стал смятым и мрачным, но его ядро походило на величественную планету, которым он когда-то был, напоминая о былой жизни. В дневную фазу ядро было ярким, его энергии были полны света и чистоты. В такие времена сам Зигмар был полон надежд и праведного гнева. В ночную фазу мир темнел, становясь зловещим местом, пропитанным разрушительной силой. Так же мрачнело и настроение Зигмара, наполняя его раздумьями о мести. Но Зигмар никогда не отводил взгляда от Владений.

Вокруг Сломанного Мира было возведено кольцо, где построили небесные дворцы из камней. И так огромны были их блоки, что их мог поднять лишь гигемот. Так росла твердыня Зигмара…

После того, как Врата Владений были запечатаны, великий крестовый поход очистил земли Азира от чудовищ, орруков и скавенов. На небесах не осталось никого, сочтённого Зигмаром недостойным. Теперь его царство было в безопасности, но с высокого трона Зигмар смотрел на страдания жителей других Владений, видя, как они погружаются в Хаос. Бог Небес призвал своих слуг и всех верных ему. Им предстояла великая работа.

Многие дары получил Сигмар, каждый из которых помог ему в его замыслах. Одни из величайших прислал Грунгни, бог-прародитель дуардинов. Пусть Грунгни и дал Сигмару в услужение Шесть Кузнецов, он всё ещё чувствовал на себе бремя долга. Понимая, что Сигмар собирается освободить оставшиеся Владения от напастей, Грунгни лично взялся за работу. Владыка кузнецов знал, что Сигмару, потерявшему свой молот Гал Мараз, требуется оружие. Но Сигмар надеялся вернуть свою грозную реликвию, и потому вместо этого Грунгни схватил на наковальне Небесные Ветра. И загремела вулканическая кузня, так, словно в ней бушевала жестокая битва. Наконец, Грунгни, чьё лицо почернело, а борода потрескивала от разрядов, дал Сигмару великий дар – подобные кометам молнии, каждая из которых была ярче пламени.

Теперь Сигмар мог обрушить свой гнев. Он мог метать молнии с Небес.

Разверзшиеся небеса

Внезапно прокатившиеся по всем владениям раскаты грома и ослепительные вспышки возвещали не просто бурю, но рассвет новой эры. Многое зависло от внезапных и сокрушительных атак Грозорождённых, ведь Сигмар понимал, что у него будет лишь одна возможность застать всесильных врагов врасплох. Единственная ошибка могла привести к катастрофе…

Несмотря на страшные удары, способные расплющить горные пики, несмотря на чары, способные испепелить целые армии, Врата Азира держались. На протяжении бесчисленных веков ничто не могло пройти через эти порталы, запечатанные самим Сигмаром в Эру Хаоса. Не то чтобы никто не пытался – многие из врат осаждали орды, их непрестанно пытались проломить чудовища и выкованные в аду демонические машины. Но врата держались.

Тёмных Богов не тревожили такие пустяки, как нерушимые преграды, ведь они знали, что и врата будут сломлены, когда падёт всё в других Владениях. Это было лишь вопросом времени. И потому высвобожденная Сигмаром буря войны стала совершено внезапной. Нелегко удивить врага, способного внять предсказательным силам колдовских шабашей, великих демонов и Серебряных Башен Тзинча, для затуманивания эфира требуется великая мощь, и потому Сигмар позвал на помощь Теклиса, Тириона и Малериона.

Нельзя было позволить узнать о вновь созданной армии и замыслах никому, особенно величайшему интригану и судьбоплёту – Владыке Тзинчу. Сигмар знал, что главная цель, освобождение владений смертных от рабства Хаоса, может быть достигнута лишь если его армии нанесут удар быстро и не дрогнут.

Войны за Врата Владений

Хотя Сигмар и сумел метнуть своих Вечных воителей во владения смертных в вихрях ослепительной энергии, он не мог делать это бесконечно. Его грозовые воинства включали в себя десятки тысяч воинов, которые всё же могли оказаться разбитыми поодиночке. Для удара со всей мощью Сигмару требовалось открыть Врата Азира, что позволило бы его легионам ударить одновременно.

Врата Азира означали возможность не только кровавого возмездия, но и избавления. Грозорождённые воины Сигмара были существами не только из плоти и крови, но из магии, в чём-то бессмертными и обладающими неугасимыми душами. После гибели они возвращались в Сигмарон во вспышках энергии, чтобы вновь быть перекованными, но так они теряли частицы себя, постепенно переставая быть героями, которыми когда-то являлись. После взятия Врат Азира они могли возвращаться к Сигмару, не теряя ничего.

Обереги, хранящие Врата, были столь мощными, что их требовалось открывать с обеих сторон одновременно. Поэтому первым этапом войны Сигмара стали внезапные атаки на другие порталы врат. Шок от таких внезапных и яростных ударов по всем землям смертных был неописуемым, а грохот битв донёсся до самих Владений Хаоса.

Пришествие прежде невиданных армий Сигмара было подобно грянувшим жутким грозам. За считанные мгновения небеса охватывала ярость, чистое небо вспыхивало молниями. Столь внезапными и ослепительными были первые быстрые удары – молнии, падавшие с только что чистых синих небес – что многие вражеские воины были сражены на месте, пока они стояли, открыв рты и глядя на выходящих из бури рыцарей в сияющих доспехах.

Однако гораздо чаще противостоящие им воинства Хаоса быстро приходили в себя и устремлялись навстречу новому вызову. Рыча боевые кличи, внушавшие ужас ещё когда эти миры были молоды, они вступали в бой с небесными воителями.

Спустя считанные мгновения после прибытия воинства Вечных оказывались окружёнными бандами убийц, что размахивали топорами и желали одного – зарубить пришельцев. Но орды врага были лишь тенью истинной угрозы, ведь среди банд были воины, которые сами по себе могли тягаться с небольшими армиями. Свирепые чемпионы, высшие демоны и огромные чудовища – великие титаны войны, разрушители городов и истребители народов, способные в одиночку изменить ход битвы. Так началось первое испытание Грозорождённых перед Вратами Азира.

У живого портала в Гиране лорд-селестант Рыцарей Зари поверг лорда-разорителя и открыл врата. В Пламенной Дельте Ванд Молоторукий, предводитель Молотов Сигмара, одолел Коргоса Кхула, грозного разрушителя Опалённой Твердыни. Жаждущий Крови Кхорг’тан, известный также как Живой Гнев, остановил две первых атаки вечных у Искрящегося Портала, но пал под непрестанными ударами Небесных Поборников. Десятки таких сражений сотрясали Владения.

Как только стало понятно, что целью ударов являются Врата Азира, то в бой устремились новые армии Хаоса. К ним прибыли новые подкрепления в обличье демонических легионов, посланных самими Тёмными Богами. У ещё не открытых порталов битвы становились всё более яростными и отчаянными, пока Грозорождённые пытались пробить мистические печати.

И там, где падали обереги, гремел гром, молнии раскалывали небеса. Появлялись целые грозовые воинства, наступающие навстречу полчищам врагов. Там схватки разрастались в жестокие войны, невиданные со дней, когда по полям сражений шёл сам Сигмар. Удары выкованных среди звёзд молотов о зачарованные клинки решали судьбу Владений Смертных.

Отчаявшиеся и притесняемые народы ощутили некие изменения.

В изумрудных владениях Гирана Алариэль почувствовала, как что-то зашевелилось в землях вокруг. Впервые за целую эпоху ветер стал здоровым. В Акши племена ощутили, как нечто разгорелось вновь, словно давным-давно погребённые угли вновь вспыхнули пламенем. В диких землях Гура существа с острейшими чувствами первыми учуяли перемену ветров. Все живые существа в Шаише почувствовали холод, ясный знак того, что Нагаш вновь пришёл в подлунный мир. В землях Улгу тени расступились перед лучами Зигендила, Высокой Звезды. В Хише повсюду разнёсся символизм новых начал и возвращения разума. Даже в суровых и непоколебимых землях Хамона, где презирают переменчивые капризы, жители испытали предвкушение изменений. А в Азире, где всё это началось, небеса содрогались от грома и вспышек молний, пока великий Зигмар посылал всё новые воинства во владения смертных.

По землям разнеслись слухи об оседлавших молнии сверкающих рыцарях и начались открытые мятежи против Тёмных Богов. Впервые за бесчисленные поколения отчаявшиеся свободные люди ощутили отзвуки чего-то, неведомого прежде.

Так во Владения вернулась надежда.

Эра Сигмара началась с громоподобного прибытия Грозорождённых Вечных. Эти герои были вырваны богом-королём Сигмаром из Владений Смертных и отправлены в его небесное королевство Азир, где их превратили в ничто. Их души сломали на части и затем магическим образом перековали в сверхчеловеческих созданий. Затем их заковали в сияющие латные доспехи и оснастили оружием, которое подошло бы и самим богам, и молнии теперь текли в их венах. Лишь затем Грозорождённые Вечные были готовы бросить вызов власти Хаоса.

Многие сотни лет армии Тёмных Богов держали в страхе все миры. Семь из восьми Владений были полностью захвачены. Чтобы властвовать над изуродованными пустошами, были воздвигнуты увенчанные шипами крепости, а все, кто противостоял захватчикам, были истреблены, и их недолговечные империи утонули в морях крови. Когда сопротивление вторжению стало ослабевать, губительные энергии из Владения Хаоса наводнили эти земли, искажая всё на своём пути. Демоны из-за границ реальности рыскали то тут, то там посреди упадка и разрушения, а силы Хаоса прочёсывали руины, выслеживая остатки тех, кто им противостоял. Возрадовавшиеся Тёмные Боги наслаждались распространяющейся порчей в полной уверенности, что вскоре одержат наконец победу… но они ошибались.

Под грохот грома Сигмар бросил в бой свои только что сформированные армии — Грозорождённых Вечных, оседлавших разряды молний, которые метнул сам Бог-Король. Они пришли, чтобы отвоевать все миры у Хаоса. Так началась новая эра, эра сражений. Так началась эра Сигмара.

Ванд Молоторукий, лорд-целестант и первый из своей палаты, наслаждался величием огромных чертогов и элитных воинов, что заполонили их. Выстроившись гигантскими фалангами, под ним стояло десять тысяч героев, и небесно-голубые молнии, что венчали царство Сигмара, отражались в их золотых масках. Вскоре мучительное Долгое Затишье будет окончено. В мгновение ока их Бог-Король метнёт бойцов сквозь эфир, чтобы нанести удар по угнетателям Хаоса во всех Владениях смертных. Чувствуя растущее напряжение, дракот Ванда взревел, среди его длинных, как сабля, зубов потрескивало электричество. Пользуясь моментом, лорд-целестант запрыгнул в седло и вскинул рунический молот Хельденсен.

— Этой ночью мы оседлаем бурю, — выкрикнул лорд Ванд, и неистовая радость в голосе отдалась эхом под куполами. Воздух треснул от металлического грома, когда фаланги внизу, вскинув зигмаритовые, загрохотали в салюте.

— Этой ночью мы сокрушим дикарей и демонов, -продолжил Ванд. — Этой ночью мы отворим врата, что давно были закрыты. Павшие будут стократно отомщены, и сами Тёмные боги почувствуют нашу ярость! Вечные бурерождённые одобрительно взревели, и лишь удары молотов по щитам приглушали громкость их голосов.

— Этой ночью, братья, — сказал Ванд, — мы начнём войну! Раздался раскат грома, а затем последовала вспышка. Когда она прошла, небесные чертоги были заполнены лишь эхом.

Эпоха Сигмара началась.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *